http://www.horse-club.ru ГЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА Предыдущая http://www.horse-club.ru Следующая
http://www.horse-club.ru

Глава IX
ОСТАНОВКА И СТОЙКА НАМЕСТЕ

Лошадь должна останавливаться по требованию всадника. Хотя часто приходится останавливать лошадь сразу и на всяком аллюре, но никогда не следует останавливать ее вдруг. Как бы и на каком аллюре ни пришлось бы останавливать лошадь, приемы остановки должны быть следующие: поднять трензель, натянув ровно спереди назад трензельные поводья, чтобы передать тяжесть лошади назад, сильно взять в шенкеля, чтобы подвести зад к ее центру тяжести и, наконец, принять лошадь на мундштук, то есть остановить лошадь, так сказать, между шенкелями и поводьями. Эти три приема не должно сливать в один, но каждый из них должен следовать один за другим, незаметно и в указанной последовательности. Если бы, например, действие шенкелей явилось прежде действия трензеля, как бы ничтожен промежуток этот ни был, лошадь подалась бы больше вперед, то есть получилосьбыобратное тому, что надо.

Если прием выполнен правильно, то лошадь остановится плавно и всадник не будет испытывать толчков. Мягкая остановка не действует разрушительно на поясницу и скакательные суставы лошади, так как поясница, сохраняя упругость, выгибается слегка вверх, а суставы и бабки сгибаются хотя и быстро, но постепенно и плавно. В задержке поступательного движения лошади участвуют одновременно все части ее тела, и ни одна из них не испытывает отдельного напряжения. Если остановить лошадь без шенкелей, то перед, задержав напор инерции тела, должен упереться на вытянутые вперед передние ноги и оттолкнуть тяжесть назад, отчего задние ноги не могут успеть подойти под центр тяжести лошади и должны остановиться более или менее далеко от него. При такой остановке поясница растягивается и гнется вниз; очевидно, что такая остановка причиняет боль и вредна для лошади. Вредна такая остановка потому, что отражается во рту, в плечах, в пояснице и в тазобедренном суставе лошади. Для седока такая остановка неприятна, а иногда, при сильной резкости толчка, бывает и опасна. Как бы ни была быстра остановка, она должна быть исполнена плавно. Если лошадь остановилась порывисто, то, значит, остановка вызвана и исполнена ездоком дурно. На всех аллюрах прием остановки лошади один и тот же, но чем резвее аллюр, тем исполнить остановку труднее и тем более всадник должен подавать корпус назад.

Лошадь должна не только быстро останавливаться, но, быстро остановившись, где бы то ни пришлось, стоять неподвижно до тех пор, пока всадник не даст нового указания. Приучать к стойке всякую лошадь вообще можно только лаской и терпением. Приучать лошадь беспокойную, нервную, впечатлительную стоять равнодушно, не обращая внимания на то, что делается кругом нее, можно, только усиленно ободряя и успокаивая. Приучать лошадь к стойке надо в манеже, один на один. Если лошадь тронулась вперед или в сторону, то надо тотчас поставить ее на место. Вообще, если лошади удается сделать что-либо по-своему, то она это будет постоянно повторять. В огороженном месте и когда, кроме нее, никого нет, лошадь повинуется довольно скоро. Когда лошадь стоит спокойно в манеже, надо вводить других лошадей и при них упражнять ее в стойке. Когда лошадь приучилась стоять в манеже безусловно спокойно, то надо выехать на поле и приучать ее стоять сначала в местах безлюдных, а потом постепенно переходить к местам оживленным. Лошадь ко всему привыкает. Если лошадь привыкла к награде и ждет ее, то она будет стоять спокойно среди всякого шума и движения. Повторяю: приучить лошадь стоять везде и сколько нужно можно единственно терпением, мягким обращением с нею и постепенностью в требованиях.

Комментарий специалиста

При правильной остановке следы конечностей лошади образуют прямоугольник и все четыре ноги находятся под корпусом лошади. На шагу остановка происходит на четыре счета. На счет раз

— корпус и руки начинают движение назад, одна передняя конечность остается на месте. На счет два — движение корпуса останавливается, начинается работа шенкеля боковым сдавливанием и останавливается одна задняя конечность. На счет три — заканчивается работа рук, и сигналом к этому служит остановка второй передней ноги. Шенкель прекращает работу, когда вы почувствуете, что вторая задняя нога поставила «точку» под корпусом лошади. Если остановка происходит в два или три темпа, значит, одна из конечностей нарушает правильный рисунок прямоугольника и остановка выполнена грубо.

На рыси остановка происходит в два темпа. И все движения происходят быстрее, но ни в коем случае не резко. На галопе вы отчетливо услышите три такта, и остановка также будет состоять из трех. При таких методах вы максимально сохраните лошадь. И ни в коем случае недопустимы пилящие, дергающие, грубые движения, если, конечно, вы не ведете борьбу, опаснуюдля жизни.

Глава X
ПЕРЕМЕНЫ НАПРАВЛЕНИЯ

В начале работы всякую перемену направления надо делать шагом.

При поворотах, например, направо надо, отведя правую руку в сторону, но не подавая назад, чтобы не задержать движения, легко натянуть трензельный правый повод. При этом правая нога лошади должна будет забирать около половины того пространства, которое она забирает при движении прямо. Вследствие этого быстрота шага при повороте замедляется. Эта задержка заставляет лошадь заносить зад в противоположную сторону, так как, развив скорость для полного шага, она на этот полный шаг податься не может. Если в момент, когда лошадь, уступая зовущему ее на сторону поводу, поворачивает голову и шею внутрь, поддержать шенкелем ее зад, то лошадь должна будет вынести наружную заднюю ногу для полного шага, отчего ее зад должен пойти за передом. Задержка хода навёрстывается.

Ездок, чувствуя, в какую сторону валится зад лошади, должен соответствующим шенкелем направлять его куда следует. Нельзя заранее предвидеть, в какую сторону лошадь будет ставить зад, почему ошибочно было бы и предрешать, к какому шенкелю придется прибегнуть.

Много и долго спорили о том, какой шенкель, наружный или внутренний, должен сильнее действовать при поворотах. Старая школа отдавала преимущество внутреннему; Боше утверждал обратное. Восторжествовало мнение Боше.

Старая метода говорила: «...при повороте направо, натянув правый повод, поставить плечи направо, а правым шенкелем подать бедра лошади», то есть устанавливала применение приема бокового воздействия. Старая школа упускала из вида, что лошадь изменяет направление не одними плечами, но всем телом своим.

Приступая к перемене направления, нужно шенкеля держать ровно, и если лошадь занесет зад в сторону, то удерживать ее бедра соответствующим шенкелем настолько, чтобы направить зад по следу переда. Бедра лошади должны лежать по оси ее плеч. Большей частью лошадь при поворотах заносит зад наружу, из-за чего, естественно, наружный шенкель должен действовать туже, но бывают случаи, когда приходится отступатьот этого правила.

Некоторые лошади, от природы или от привычки, бочат, то есть несут зад в сторону (всегда в одну и ту же). Если такая лошадь несет зад направо, идя на прямой, то и поворачивая вправо, она будет ставить его направо же. Очевидно, в данном случае (конечно, не оставляя левого шенкеля) надо поддерживать зад правым, то есть внутренним шенкелем. При повороте давление шенкеля должно следовать за указанием повода, но не являться раньше. Если шенкель опередил повод, то зад, подавшись внутрь под давлением наружного шенкеля, будет препятствовать голове, а за нею шее и плечам поворачивать, в свою очередь, внутрь; лошадь должна будет согнуться дугой и, конечно, упереться вповод.

Подготовкой к перемене направления служат: дубле, вольты, полувольты (направо и налево назад) и перемена руки.

При исполнении дубле надо, повернув лошадь от барьера, вести ее прямо на его противоположную стену; дойдя до намеченной точки, поворотить на ту же сторону, по которой шло движение.

Вольтом называется круг, который лошадь делает, отходя от барьера и возвращаясь к нему. Начинать уроки вольта надо при выходе из угла на длинную сторону манежа. Лошадь всегда желаетувеличить круг, вуглу же это ейтруднее, так как она встречает боковую стену манежа.

Полувольты в начале обучения надо делать от середины длинной стены манежа. Окончание полувольта исполняется в два следа, почему начинать с лошадью полувольты можно только тогда, когда она уже умеет идти в два следа. При полувольте, на каком бы аллюре он ни исполнялся, начинают плечи, плечи же первые и подходят к барьеру, то есть во время исполнения фигуры лошадь идет в косвенном направлении. Редко кто выполняет отчетливо это упражнение, так как оно — один из самых трудных манежных приемов.

Иная лошадь при перемене направления откидывает зад внутрь. Для того чтобы отучить лошадь от такой привычки, надо проделывать с нею следующее: начав полувольтом, переходить в дубле и постоянно, как можно вернее, держатьее зад. Если это не помогает и лошадь продолжает неверно держать зад, то надо расстраивать усвоенное ею положение зада обманом, заставляя ее делать так называемые контрполувольты.

Контрполувольт исполняется следующим образом: начать полувольт, положим, направо, дойти до середины манежа и закончить движение полувольтом налево. Лошадь, привыкнув ставить зад вправо, то есть внутрь, думая, что придется исполнять полувольт, готовилась все время заносить зад вправо, но на середине манежа под напором правого шенкеля ей приходится переставить его влево (внутренний шенкель превращается в наружный). Лошадь непременно отучится от дурной привычки, так как ездок, смешивая друг с другом исполнение полувольта с контрполувольтом, поддерживает постоянно ввозбужденном состоянии ее внимание.

Перемена руки делается на три способа: один самый простой, это перемена руки по диагонали, исполняя который надо вести лошадь от начала длинной стены манежа по диагонали через манеж на конец противоположной стены.

Другой способ — так называемая обратная перемена руки. Исполняется этот способ следующим образом: начать от одного угла длинной стены манежа и идти к центру его, дойдя до намеченной точки, завернуть полукругом на стену, от которой началось движение, и, подойдя к ней, повернуть по ней в обратную сторону.

Третий, самый сложный способ я называю контрпеременой руки. Исполняю следующим образом: веду лошадь в два следа от начала длинной стены манежа к центру его. Дойдя до намеченной точки, переставляю лошадь на другое плечо и в два же следа, но с другого плеча, иду на противоположный конец той же стены, от которой начал движение. Если эту перемену руки исполнять на галопе, то придется два раза переменить ногу, именно: отойдя от стены галопом с правой ноги, в центре манежа переставить лошадь на левую ногу, идти на этой ноге к стене, подойдя к которой переставить ее опять на правую. В сущности, тут действительной перемены руки не происходит.

Кроме описанных упражнений, на середине манежа заставляют лошадь описывать круги и выделывать восьмерки. Все эти упражнения развивают ловкость и развязность лошади во всех частях ее тела, а всадника приучают вовремя употреблять шенкеля.

Ведя лошадь постоянно только по стене, нельзя приучить ее держаться верно, так как в стене она имеет поддержку с одной стороны и может заносить зад только в одну сторону — внутрь. Не следует вообще исключительно держаться стены, но особенно когда всадник ведет лошадь в сборе, то есть когда зад ее должен быть подведен под центр ее тяжести. От сбора, как от очень трудного для нее положения, лошадь старается отделаться во все время выездки, для чего постоянно заносит зад то в одну, то в другую сторону. Очевидно, что в этом случае особенно необходимо вести лошадь на полном просторе. Лошадей своих я очень часто работаю на расстоянии одного метра отстены манежа, а если можно, то и дальше.

Больше всего развивает в лошади гибкость и развязность упражнение в исполнении восьмерки. Делать восьмерку нужно очень отчетливо: голову и шею лошади надо поставить немного внутрь; лошадь вести на обоих шенкелях, туже нажимая наружный. На шагу восьмерку делать нетрудно. Упражнение это подготавливает лошадь к подъему в галоп и перемене ноги на нем.

На галопе восьмерку надо делать следующим образом: идти галопом к центру восьмерки, в центре ее перевести лошадь в шаг, сделать два-три шага вбок, поднять лошадь галопом с другой ноги и проделать опять то же. Восьмерка представляет тонкое манежное упражнение. На каком бы аллюре ни исполняла ее лошадь, вести ее, особенно на галопе, надо в очень верных шенкелях, как наружном, так и внутреннем, так как лошадь обыкновенно старается ставить зад внутрь. Старается лошадь делать это оттого, что, привыкнув во вре-мя выездки чувствовать сильнее наружную шпору, предчувствуя ее, она заранее убирает от нее зад. Очевидно, внутренний шенкель должен всегда поспевать вовремя. Вообще, лошадь при езде всегда надо держать в шенкелях.

Комментарий специалиста

Движение в два следа подразумевает под собой средний шаг и среднюю рысь, при которых задние ноги лошади ставятся точно в след передних.

При работе на вольтах, полувольтах, восьмерках и переменах направления, кроме шенкеля, немалое значение имеет и изменение положения корпуса, вызывающее смещение центра тяжести. Поворот плеч по ходу движения, небольшое смещение за подпругу внешнего шенкеля и акцентированная его работа помогают лошади правильно выполнить этот элемент. Повод и шенкель в этом случае образуют коридор, по которому всадник ведет лошадь. Если в ответ на это лошадь подставляет плечо и продолжает движение прямо, предложите ей резко поменять направление, и, как только она почувствует, что ей пошли на уступку, и расслабится, повторите сначала неудавшийся элемент, более четко предъявляя свои требования, и будьте готовы наказать за неповиновение. Иногда бывает достаточно перехватить хлыст на нужную сторону. И конечно же не забывайте поощрить лошадьза правильно выполненный элемент.

Глава XI
БОКОВЫЕ СГИБАНИЯ (РАБОТА ГАНАШЕЙ)

До сих пор я делал перемены направлений самым первобытным способом. От лошади я требовал только, чтобы она поворачивала в стороны и подавалась вперед в указанном направлении. И тут, как всегда. Я начинаю с самых простых приемов и постепенно перехожу к более сложным. Когда во всех пройденных до сих пор упражнениях лошадь повинуется вполне, наступает время упражнять ее в такой постановке, которая дала бы ей возможность двигаться в стороны свободно, легко, держась в равновесии «целиком». Подготовкой для этого служат боковые сгибания (работа ганашей). Приступаю к сгибанию, положим, направо. (Прошу заметить, что начинаю работу с работы в поводу. Каждый урок я проделываю сначала в поводу, потом сидя на лошади.) Становлюсь у левого плеча лошади; в левую и правую руку беру трензельные и мундштучные поводья тем же приемом, как при прямом сгибании (затылка); голову и шею лошади ставлю прямо; гну затылок. Когда лошадь сдала затылок и раздала челюсть, я начинаю потихоньку поворачивать ей голову направо короткими давлениями повода на трензель (трензельные поводья держу вверх). Трензель давит сзади на перед, чтобы лошадь не опустила голову и не легла на повод. Правой рукой надавливаю легко на мундштучные поводья и подаю ее вправо, отчего действую исключительно на правый повод. Натягиваю его до тех пор, пока затылок лошади встанет к ее шее под таким углом, что оба повода будут давить на челюсть ровно и с одинаковой силой и лошадь, как при сгибании затылка, начнет отыгрывать железо. Для начала достаточно намека на послушание; довольно вполне, если лошадь, хоть сколько-нибудь повернув голову и разжав рот, сдаст челюсть. Упражнение это надо повторять часто, усиливая раз от раза требование, но довольствуясь каждый раз небольшим успехом. К насилию не прибегать.

Вообще при выездке прежде и главнее всего надо иметь терпение и не позволять себе никакой резкости в обращении с лошадью. Мало требуя — получишь многое; торопясь — затянешь выездку.

Когда боковыми сгибаниями (работа ганашей) достигнуты полные размягчения и гибкость ганашей, лошадь, уступившая вполне поводьям в сторону сгибания, представляется в следующем положении: шея поднята вверх и стоит так же, как и при сгибании затылка. Затылок, приобретя прежними прямыми и последующими боковыми сгибаниями гибкость, повернут к шее, а с ним и голова — под таким углом, что голова стоит в сторону сгибания лбом, оставаясь в то же время по отвесу, то есть немного впереди его (конец храпа должен стоять на линии верхней части плеча). Надо внимательно следить за тем, чтобы лошадь при производстве боковых сгибаний не перемещала тяжесть своего тела по своему желанию на одну сторону, так как она инстинктивно ищет опоры на плечо (то есть ногу) противоположной стороны, в которую ей гнут ганаш. Упирается лошадь на одну сторону до тех пор, пока она не сдаст челюсти, то есть пока не достигнут результат сгибания, а результат этот заключается в том, чтобы лошадь получила возможность, находясь всем телом своим и шеей в вертикальной плоскости, поворачивать в затылке в сторону только голову. Находясь в таком положении, лошадь будет сохранять равновесие, то есть тяжесть ее тела будет распределена равномерно на все конечности. Благодаря упругости затылка и ганашей, развитой сгибаниями, лошадь будет ставить в сторону одну голову, а не весь перед. Если лошадь взяла привычку передавать тяжесть тела на одноплечо, то есть упираться на него, то она будет не в состоянии легко, в равновесии исполнять разные виды перемены направления, как-то: боковые движения, движения в два следа. При этого рода движениях наружное плечо, которому приходится забирать больше пространства, чем внутреннему, должно отставать, почему плечо это надо поднять. При всяких движениях вбок слишком сгибать лошадь в сторону движений не следует. Так как внутренней передней ноге лошади приходится забирать меньше пространства, чем наружной, то наружный трензельный повод, идущий по наружной стороне шеи, как по блоку, действует очень чувствительно и толкает ее в сторону движения. Если слишком сильно согнуть лошадь внутрь, то размах внутреннего плеча будет задерживаться, и лошадь под чувствительным напором наружного трензельного повода, не имея возможности уступать ему в полной мере, должна будет упереться, уравновешивая напряжение внутреннего плеча, на наружные плечо и ногу. Все это понятно, но тем не менее многих удивляет то, что, когда лошадь, положим, согнута вправо, то тяжелее приходится левому плечу. Рассматривая прямое сгибание (затылка), мы видели, что обыкновенно принято работать лошадь сгибаниями иначе. То же происходит и с боковыми сгибаниями (работа ганашей). Чтобы понять сущность боковых сгибаний (работа ганашей), надо выяснить, для чего они служати что посредством их достигается.

1. Чтобы лошадьсохраняла равновесие на движениях в сторону, вбок.

    1. Укрепить и связать между собой все части переда так, чтобы в перемене направления не участвовала каждая его часть отдельно, а весь он (перед) целиком; чтобы все части переда и на движениях в сторону так же, как и при движениях по прямой, составляли одно целое, связное, ловкое.
    2. При переменах направлений всю лошадь ведет перед, сила же движения исходит от зада. Ездок непосредственно действует только на рот, а через посредство рта и на затылок, шею, и уже через них, затылок и шею, на плечи. Боковые сгибания (работа ганашей), укрепляя и развивая эти части тела лошади, ставят их во взаимодействие, в общую связь и дают возможность всаднику управлять всем передом. Без этих сгибаний при поворотах и тому подобных движениях приходилось бы (держа бич за тонкий конец) иметь дело с головой, ушедшей вперед от центра тяжести, вследствие того тяжелой, с шеей распущенной, неустойчивой. Повод не мог бы направлять всю лошадь, а сворачивал бы только в сторону одну голову; лошадь ложилась бы на плечи.
  1. Сохранять легкость при переменах направления, поворотах и тому подобных движениях через посредство сдающей, вследствие сгибания, челюсти.

Движение сообщает лошади зад. Подаваясь под центр тяжести, зад дает толчок на перед, то есть на движении зад сливается с передом в одно целое. Некоторые авторы говорят о связи переда с задом. Очевидная нелепость, так как пущенный толчок задних конечностей устремляет зад на перед. Деловсадника равномерно принять, распределить и отдать назад силу этого толчка.

Как сказано выше (глава о прямых сгибаниях), напор поступательного движения лошади доходит до десен ее сдавшей челюсти и, встретив повод под действием руки всадника, отдает часть поступательной силы назад. Если не сдает челюсть — ничего не сдает. Лошадь будет поворачивать, как лодка. При боковых сгибаниях вбок гнется только затылок, челюсть же сдает спереди назад, по оси головы, как при прямом сгибании.

Размягченные ганаши дают возможность руке всадника и при переменах направления, то есть поворотах, боковых и тому подобных движениях, легко отдавать излишек этой поступательной силы на задние конечности, которые ее развили. При боковых сгибаниях, как и при прямом, все сводится к тому, чтобы при наименьшем усилии на них рычаги давали наибольшую полезную работу. При этом перед и зад лошади сливаются в одно целое, гармоничное, энергичное; рычаги этого целого работают согласно, и тяжесть размещается на них равномерно; лошадь будет держаться вравновесии, а потому и идти вповоду.

Такова, по моему мнению, цель боковых сгибаний. Надеюсь, что настоящим исследованием боковых сгибаний, так же как и исследованием прямых, мне удалось выяснить сущность приемов, которые я применяю, и отстоять мою методу.

К сожалению, большинство лиц, занимающихся выездкой, применяют сгибания, не уяснив себе ни сущности, ни цели, ни способа применения, а наобум, кое-как. Сам Боше не уяснил себе сущности сгибаний и, встав на ложный путь с первых шагов при прямом сгибании (затылка), пошел по этому пути, работая и боковые, которые представляют только дальнейшее развитие первого. Та же ошибка Боше и вред, от нее происшедший в подражании ему его последователей, заключается, как и при работе затылка лошади (в прямом сгибании) и при боковых, в том, что гнут вбок, опять не в затылке, а в холке. Полезное упражнение обращается во вредное. И тут шея опущена вниз. На шею и голову лошади привлечена тяжесть. В сторону сгибания голова повернута не лбом и близко к отвесу, как следует, а профилем наружной стороны, на согнутой кольцом шее. Не останавливаюсь вторично на ошибочном применении приема бокового сгибания, но предлагаю читателю обратиться к главе о прямом сгибании. Некоторые приписывают боковым сгибаниям то, что будто бы от них расслабляется шея лошади, то есть что при повороте она гнется в сторону сама по себе, независимо от туловища. Верно, и иначе быть не может, если применять сгибания по общепринятому способу. Если работать шею, опустив голову вниз, то, конечно, она не может приобрести устойчивость, при которой только и возможна передача действия повода от рта лошади по прямой назад на плечи. При таком поставе шеи лошади ее голова подана вперед за центр тяжести и висит на распущенной, мягкой шее. В такой постановке лошадь лежит на плечах, и ответить поводу, зовущему ее голову в сторону, не может иначе, как повернув с головой и шею, так как воздействие повода на весь перед она испытывать не может. Как сказано выше, работу прямого сгибания я произвожу на ходу. Так как при работе на поводу боковых сгибаний обе руки заняты поводьями и подавать зад лошади вперед нечем, то этот период работы я по необходимости произвожу стоя на месте. Сидя на лошади, я, конечно, гну ганаши на ходу, так как вообще придерживаюсь правила: все приемы выездки производить, подавая лошадь вперед и вперед. Неуклонному применению этого принципа я и приписываю то, что никогда не затягиваю и не ставлю за повод лошадей, которых я выезжаю, что очень часто встречается у других наездников, особенно при так называемой высшей езде. Я уже говорил, что высоко ставит перед только посыл. При всякой работе я всегда энергично посылаю лошадь, то есть задние конечности гоню под центр тяжести, — оттого у всех моих лошадей перед поднят очень высоко. Чем дальше под брюхо подводить задние конечно сти лошади, тем более идет вверх перед.

Сидя на лошади, я произвожу боковые сгибания, положим, направо следующим образом: обе руки подаю вправо, отчего левый трензельный повод идет вправо, через шею, как по блоку, и, поддерживая голову вверх, в то же время направляет ее вправо. Слегка натянутый правый мундштучный повод определяет и довершает это направление и заставляет лошадь разжимать челюсти. Лошадь во все время следует неослабно вести прямо, а так как она при таком положении головы, естественно, будет относить зад влево, то удерживать его в прямом положении надо левым шенкелем, то есть вести лошадь постоянно в шенкелях и давать ей чувствовать сильнее шенкель, обратный стороне сгибания. Когда оба шенкеля действуют разом, они вызывают посыл. Шенкель, который жмет сильнее, направляет движение, но и в этом случае другой шенкель не должно отпускать от лошади, никогда один шенкель без другого не должен работать. В деле управления лошадью рука является более могучим указателем, чем шенкель, — поэтому воздействие ее должно проявляться легко и мягко.

Боше, применяя прием боковых сгибаний сидя на лошади, делал ту же ошибку, какую он делал, сгибая затылок сидя в седле. (Фигура 2 рисунка 16, заимствованная из книги Боше, указывает его способ. На фигуре 1 того же рисунка изображено правильное боковое сгибание. Еще прилагаю рисунок 17, взятый из одного нового издания. Рисунок этот воочию указывает, что те, кто применяет боковые сгибания, как о сущности, так и об их цели не имеют никакого понятия.) Правильно понятые и умело применяемые боковые сгибания развязывают суставы, развивают их гибкость и упругость, вырабатывают легкость и ловкость движений лошади и ставят ее в равновесие. Кроме того, упражнение это полезно еще и тем, что во время его исполнения лошадь делает больше того, что ей впоследствии придется делать. При всех движениях, сопряженных с переменой направления, то есть при принимании, ходе в два следа и т. п., когда лошадь должна ставить голову в сторону, гнуть ее в ганашах в такой степени, как она гнет их при работе сгибаниями, никогда не приходится. В этих случаях лошади приходится только ставить глаз в сторону движения, но, конечно, держать верно голову и сдавать челюсть. Если при этих движениях слишком согнуть голову, то, как было сказано выше, задержится посыл, и тяжесть передается на наружное плечо.

Работа ганашей (боковые сгибания) имеет большое значение, а потому продолжать ее с лошадью нужно до тех пор, пока она не сдастся вполне, а пока этого не достигнуто, я с лошадью не иду вперед.

Комментарий специалиста

Боковые сгибания, описанные в этой главе, являются не чем другим, как более ярко выполненным постановлением. Современные всадники используют прямое обратное постановление при работе с лошадью. Выражается оно в повороте головы лошади в сборе, так что всадник только слегка видитодин глаз лошади, но при этом смещаются в сторону и челюсти.

Гибкость затылка в сборе хорошо вырабатывается таким приятным для лошади методом, как подкормка лакомством с седла. Чем выше в этот момент будет поднята шея лошади, тем эффективнее это упражнение. Поводом вы помогаете лошади держать шею как можно выше, а шенкель заставляет ее двигаться вперед сначала на шагу, а позднее и на рыси.

http://www.horse-club.ru ГЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА Предыдущая http://www.horse-club.ru Следующая