http://www.horse-club.ru ГЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА Предыдущая http://www.horse-club.ru Следующая
http://www.horse-club.ru

Часть третья

Глава I

ВЫСШАЯ ЕЗДА

Приемы и упражнения, которые применяются в так называемой высшей езде, будут составлять предмет предлагаемого исследования. Упражнения эти представляют собой продолжение и развитие приемов обыкновенной езды, о которой говорилось во второй части этой книги. Выполнение этих упражнений труднее, они менее в ходу. Некоторые движения, исполняемые при езде высшей школы, естественны, некоторые же искусственны. Например: все движения на галопе принадлежат к движениям естественным, а испанский шаг представляет собой тип движений искусственных.

Часто приходится слышать, что высшая езда преждевременно расслабляет лошадь, разрушает и калечит ее. Говорят: может ли лошадь безнаказанно, не расслабляя сухожилий и связок, исполнять столь трудные упражнения? Ответ, однако, прост: посмотрите на акробатов, которые тоже напрягают силу и энергию. Разве они расслаблены? Разве разбиты их руки, ноги, плечи? Напротив, даже по наружному виду своему они бросаются в глаза своими развитыми, твердыми, как сталь, мускулами, своим здоровым видом. Конечно, если акробатические упражнения как с человеком, так и с лошадью начать производить без подготовки, вдруг, то и лошадь и человек неминуемо разрушатся. Если же идти постепенно, осторожно, последовательно напрягать мускулы соответственно тому, насколько они развились, то и человек и лошадь будут исполнять акробатические упражнения относительно легко; здоровье не только не пострадает, но и, напротив, укрепится. Я выезжаю лошадей в таком молодом возрасте, как никто до меня не начинал выезжать, но тем не менее все они совершенно целы. Несомненно, ездой высшей школы разрушено много лошадей. Но дело тут не в приемах езды, а в том, что лошадей недостаточно подготавливают предварительной выдержкой да и выездка ведется дурно.

Выездка лошади есть искусство. Между представителями этого искусства попадаются и шарлатаны и эмпирики. Если лошадь выезжать методически, то упражнения, через которые ее приходится проводить, не только не разбивают, но укрепляют ее.

Ездокам, которые свысока смотрят на езду высшей школы, я советую припомнить басню о лисице и винограде.

Комментарий специалиста

Утверждение, что «ездой высшей школы разрушено большое количество лошадей», в наше время не актуально. В сравнении с лошадьми, работающими в преодолении препятствий и троеборье, срок их службы значительно больше. Мало того, в выездку попадает много лошадей, уже закончивших свою спортивную карьеру на троеборных или конкурных полях. Терпению, с каким работают спортсмены выездки, могут поучиться многие. Под их седлом часто можно встретить лошадей двенадцати—-шестнадцати лет. В этом возрасте среди представителей других видов конного спорта можно найти единицы за период всей истории классического конного спорта. Многие спортсмены специально передают на время своих питомцев в руки тренера по выездке, чтобы восстановить нервную систему лошади и выработать правильную реакцию на шенкель, работу повода или просто подъездить лошадь. Элементы, описанные в этой части книги, не используются в соревнованиях. Они очень зрелищны. Применяются в цирковой дрессуре и национальных школах верховой езды. Многие были достижениями самого автора, и он же являлся единственным, кто выполнял эти элементы. Описание подготовки лошади к выполнению этих элементов вы едва ли найдете в какой-либо другой литературе. Эти материалымогут служитьруководством к тому, чтобы вы попробовали свои силы.

Глава II ИСПАНСКИЙ ШАГ

На так называемом испанском шагу лошадь попеременно поднимает и вытягивает передние ноги. Заставить лошадь поднимать ноги не трудно, но очень трудно добиться, чтобы она их хорошо ставила на землю. В этом и заключается вся суть испанского шага. Неизвестно, почему этот шаг называют испанским. Он совершенно не похож на шаг андалузских лошадей, и испанского в нем одно только название. Андалузские лошади на шагу сгибают колени и ставят внутрь бедра. В Испании их ход называют «el paso de campana» (le pas de la cloche). Шаг этот скорее следовало бы назвать «учебным шагом».

Начинать обучение лошади надо пешком. Лошадь поставить налево (чтобы барьер не дал ей возможности податься вправо). Встать у левого плеча. Поднять довольно высоко и подать вправо голову лошади для того, чтобы, передав на правую переднюю ногу большую часть тяжести переда, облегчить левой ноге возможность подняться.

Когда лошадь таким образом поставлена, надо очень мягко концом хлыста трогать ее по левой передней ноге. Невозможно определить точку, которой надо касаться хлыстом, так как у каждой лошади наиболее чувствительное место ноги различно и находится на всем пространстве отлоктя до бабки.

Сначала лошадь не понимает, чего от нее хотят, и первым ее впечатлением будет удивление. Обычно она старается как-нибудь отделаться, но броситься вправо ей мешает барьер, а закинуться влево ее не допускает хлыст. Лошадь может только осадить. В этом случае следует моментально прижать конец хлыста за подпругой, отчего она должна будет податься вперед. Почти всегда после нескольких мгновений удивления лошадь начинает скрести землю ногой, по которой ее трогает хлыст. Лишь только лошадь подняла ногу, надо тотчас ее погладить. Она поймет, что это от нее требовалось. После нескольких дней упражнения лошадь, чуя приближение хлыста, сама станет поднимать ногу. Когда лошадь хорошо поняла и стала поднимать левую ногу, надо начать то же упражнение с правой ногой. И тут следует непременно поднять вверх и подать влево ее голову.

Вначале надо довольствоваться малейшим признаком послушания лошади. Довольствоваться незначительной уступкой лошади вначале — лучшее средство не надоесть ей и не возбудить в ней отвращения к требуемому движению, так как частое прикосновение хлыста выводит ее из терпения. Обычно на первом же уроке лошадь начинает поднимать ногу. Поднимает она ее не вытягивая (чего требует прием), но или скребет ею землю, или болтает в воздухе. Но не только наказывать лошадь, но даже и настаивать, как я сейчас сказал, отнюдь не следует. Лошадьеще не понимает, в чем дело, поэтому ее легко сбить с толку.

Постепенно надо добиваться, чтобы лошадь не только поднимала ноги, но и вытягивала их вперед, и вытягивала бысовершенно горизонтально, доуровня своих плеч.

Я признаю только тогда, что лошадь действительно идет испанским шагом, когда она выносит ноги, как сказано выше. Когда лошадь выносит ноги правильно, то есть горизонтально, то надо приучать ее правильно же ставить их на землю, то есть без малейшего сгиба в колене. В этом и состоит правильность хода испанским шагом.

Когда лошадь совершенно вытянула ногу, следует подать ее трензелем вперед настолько, чтобы она, не сгибая колена, встала на эту ногу."Сгибая колени, и сгибая их неодинаково при опускании ног на землю, лошадь будет делать короткие и неровные шаги, задевая зацепом землю. Скажу еще раз: непременно следует добиваться того, чтобы лошадь держала ногу совершенно вытянутой до того момента, когда она ступит на нее. При этом условии шаги будут совершенно равны.

Когда лошадь стала вполне правильно делать каждой ногой по шагу, надо сесть в седло и вести обучение верхом. Скажу тем не менее, что при обучении лошади пешком успеха можно достигнуть быстрее, но зато никогда лошадь не будет так грациозно и правильно идти испанским шагом, как если бы она была обучена ему под седлом. Объясню почему: работая пешком, невозможно ставить лошадь в повод, так как приходится тянуть ее вперед трензелем. Голову лошадь ставит неверно и теряет грацию. Ничего подобного не бывает при обучении лошади под седлом, так как ее подают вперед шенкелем, что несравненно удобнее и вернее. По моему мнению, обучать лошадьиспанскому шагу следует непременно под наездником.

Итак, добившись двух первых правильных шагов, надо оставить работу пешком и сесть в седло. Яработаю лошадь следующим образом.

Оба мундштучные и левый трензельный поводья беру в левую руку, а правый трензельный и хлыст — в правую. Становлюсь на левую руку, ставлю лошадь, довольно сильно поднимаю ей трензелем голову и начинаю требовать от нее подъема правой ноги. Для этого надо действовать левым шенкелем. Подать лошади зад вправо под давлением этого шенкеля и допустить барьер. С этой целью я, работая правую ногу, ставлю лошадь на левую руку. Обе руки подаю влево и твердо прижимаю левый шенкель (впоследствии шенкель будет усилен шпорой). Правый трензельный повод натягиваю чувствительнее других поводьев и одновременно с левым шенкелем (действует сильнее) за подпругой поддерживаю лошадь от осаживания правым шенкелем. Воздействие помощников является в следующем виде: поводьями я перемещаю всю тяжесть переда лошади на ее левое плечо; в то время, когда я, подняв правым трензелем голову лошади, легкими ударами конца хлыста трогаю ее по правому плечу, — левый шенкель заставляет ее поднять правую ногу. Сначала лошадь ничего не понимает, беспокоится. Описанное воздействие поводьев мягко, но упорно надо продолжать до тех пор, пока лошадь поднимет ногу. Лишь только лошадь сделает какое-либо движение правой ногой, надо ее тотчас погладить, отпустить ее, объехать кругом манежа и начать повторение того же снова. Те же приемы, но в обратном смысле я применяю для левой ноги. Недели не пройдет, как лошадь станет поднимать обе ноги под описанными воздействиями помощников и хлыста; тогда я начинаю постепенно оттенять эти воздействия. По мере уступчивости лошади я ослабляю воздействие хлыста и усиливаю указание шенкелей. Постепенно довожу лошадь до уступки одним шенкелям и шпоре и бросаю хлыст. Теперь мне уже ничего не стоит, когда нужно, подать лошадь вперед (совсем не то при работе пешком).

Итак, лошадь поднимает обе ноги; хлыст оставляю. Рассмотрим подробно воздействие помощниковвих полноте.

Левый шенкель и правый повод заставляют лошадь поднять правую переднюю ногу. Когда нога вполне вытянута, я равняю давление обоих поводьев и держу их одинаково натянутыми до того мгновения, когда лошадь ступит ногой на землю. В этот момент шенкелями посылаю лошадь вперед. Посыл держит ее прямо, не дает правой ноге согнуться вколене и заставляет ее вполне вытянутой ступить на землю впереди левой ноги. Тотчас же правым шенкелем и левым поводом поднимаю левую переднюю ногу, равняю поводья, подаю шенкелями вперед. Очевидно, для связи одного шага с другим и правильности всего движения необходимы полная отчетливость и точность диагонального, как и всегда, воздействия помощников.

На испанском шагу делают и «назад равняйся». Для этого поводьями осаживают лошадь в тот момент, когда передняя нога совершенно вытянута вперед. При исполнении такого рода осаживания очень трудно удержать лошадь верно, то есть не дать ее заду податься вправо или влево в тот момент, когда она вытянутую переднюю ногу заносит назад за стоящую на земле. Случается, что лошадь, торопясь осадить, вытягивает передние ноги вперед наполовину. В таком случае следует снова начать упражнения вытягивания ног вперед тем же темпом и добиваться их полного выноса.

Как бы хорошо читатель ни усвоил себе изложенное, как бы точно ни применял он на деле указанные приемы, он не должен рассчитывать на верный успех. Успех зависит от степени чуткости всадника, от его умения пользоваться малейшими обстоятельствами, умения ловить малейшуювозможность передать лошади всю волю.

Весь вопрос в чувстве «чувствовать лошадь». Во всяком случае, выезжая первую лошадь, ездоку неминуемо придется идти ощупью, и только выездив три или четыре он будет в состоянии разобраться, идетли он по верному или ложному пути.

Обучать лошадь испанскому шагу следует начинать только тогда, когда она вполне развязана сгибаниями и чутка к воздействию помощников, то есть когда ездок уверен, что в каждый нужный момент он может подать ее вперед. Поднимая шею лошади, всаднику приходится держать руки высоко, отчего большая часть тяжести лошади передается назад; при этом, очевидно, очень легко поставить ее за повод. Может случиться, что, вместо того чтобы поднять одну из передних ног, лошадь поднимет обе, то есть даст лансаду или встанет на дыбы. Лансада как движение вперед не представляет собой очень опасного рода отказа, чего нельзя сказать про дыбы или свечку, особенно если еще в такой момент поводья окажутся натянутыми. В этом случае надо, отдав поводья, обеими шпорами энергично столкнуть лошадь вперед, то есть подъем на дыбы обратить в лансаду.

Скажу еще раз, что приступать к испанскому шагу можно только тогда, когда лошадь при каких бы то ни было обстоятельствах при нажатии шпоры верно подается вперед.

Во все время выездки приходится постоянно, не дожидаясь исполнения лошадью какогонибудь требования, отказываться от него для того, чтобы подавать вперед. Если ездок даст малейшую возможность лошади встать за поводом, то очень скоро лошадь возьмет сноровку не подаваться вперед. Лошадь мигом поймет, что, становясь за поводом, она может отделаться от сбора, и станет ежесекундно прибегать к этой уловке.

Время обучения лошади послушанию шпоре стоя на месте представляет собой очень опасный период выездки. В это время лошадь может очень легко стать за поводом. Очень часто ездок даже и не замечает, что его лошадь уже стоит за поводом. Вообще ездок, впервые выезжающий лошадь, неминуемо несколько штук из них поставит за повод. Вину обыкновенно взваливают на методу выездки, но дело тут не в методе, а в том, как ее применяли. Следует принять за правило: если лошадь «не поднимается» на повод, она за поводом.

Я держусь одного правила: вперед, еще вперед и всегда вперед. Невозможно добиться полного подчинения лошади, не осилив ее в более или менее сильной борьбе. После каждой жаркой схватки, в которой ездок осилил лошадь, на следующих уроках она бывает необыкновенно послушна. Это неизменное явление. Никогда не следует предъявлять к лошади какого-либо трудного требования, не подготовив ее к нему предварительно. В противном случае борьба неминуема и, что хуже всего, лошадь может выйти из этой борьбы победительницей. Наездник должен ясно отдавать себе отчет, можно ли в данную минуту требовать от лошади исполнения того или другого движения. Неподготовленная к какому-либо движению лошадь ни в каком случае его не выполнит, а неминуемо начнет противиться. Ту же работу, но позже можно будет потребовать отлошади без риска.

Лучше выезжайте лошадь в продолжение целого года, чем полугода. Чем труднее лошадь, тем дольше надо ее выезжать. Прежде чем приступить к выездке высшей школы и обучению искусственным движениям, если нужно, затратьте хотя бы и полгода на то, чтобы хорошо уравновесить ее на трехестественных аллюрах и приучить ее верно осаживать.

Собственно испанскому шагу я не придаю никакого значения, но упражнение в нем необходимо для того, чтобы можно было закончить выездку лошади высшей школы.

Лошадь, не знающую испанского шага, нельзя обучить пируэтам на трех ногах и испанской рыси, для каковых упражнений ездок должен заставлять лошадь поднимать по его желанию ноги. Вызывать исполнение этих упражнений ездок может только воздействием шпор, и только при воздействии их он может вести лошадь в равновесии, ставить ее в повод и заставлять ее поднимать ноги так высоко, как он хочет.

Придуман еще способ обучать лошадь испанскому шагу; способ очень распространенный, поэтому и считаю нужным сказать несколько слово нем.

Я этого способа никогда не применяю, но он в большом ходу у сторонников «новой школы» выездки. «Новой школой» я называю поколение ездоков, народившееся после смерти Боше. Ездоки эти заменили блестящие манежные мотивы (airs) Боше какими-то странными кривляньями. Для их исполнения лошадью приготовляют множество приспособлений, применение же этих приспособлений требует много лиц.

Для обучения лошади испанскому шагу по методу «новой школы» требуется целая команда из четырех рядовых, а иногда и больше, и капрала.

На каждую переднюю бабку надевают по подвязке. К каждой подвязке привязывают по веревке, а каждую из этих веревок держит по человеку. Третий номер держит лошадь за повод и должен действовать хлыстом. Капрала сажают на седло, а пятому номеру поручается высокая миссия: держать бич. Каким же совместным приемам всей команды подвергается несчастная лошадь.

Номер третий бьет по ноге лошади хлыстом; номер первый тянет за эту ногу веревкой, капрал жмет лошадь правым шенкелем (приучает лошадь поднимать ногу при нажатии шпоры); в это же мгновение пятый номер трогает лошадь по заду бичом, чтобы подать ее вперед.

Когда добились одного шага левой ногой, команда при участии вместо номера первого номера второго принимается за ту же работу с веревкой над правой ногой. Это попеременное упражнение продолжается дотех пор, пока лошадьне привыкнет ходитьиспанским шагом.

Никак не могу подыскать слова, которыми можно бы назвать эти ухищрения. Дрессировка эта — не дрессировка, и уж во всяком случае не выездка.

Комментарий специалиста

Это наиболее парадный и часто встречающийся элемент. Испанский шаг используют во всех национальных школах езды, и он является любимым в цирковой дрессуре. Важно вышагивающие лошади пленяют зрителей грацией и старанием, с каким тянут ножку. Методы по групповой «работе» распространены и сейчас при подготовке спортивных лошадей. Они объясняются прежде всего недостатком знания и отсутствием должного терпения. Проблемы возникают, как правило, в результате форсированной работы или недостаточной проработки предварительных и начальных этапов.

Дрессировка имеет свои особенности. Поведение лошади, отработанное дрессировкой, фиксируется в мозгу лошади настолько крепко, что выполнять это упражнение она будет и независимо от того, есть в этом необходимость или нет, стоит только включиться сигнальной системе, примененной при дрессировке. А отсутствие какой-либо детали или наличие новой сведет на нетвсюработу.

Выезженная лошадьбудет выполнять своюпрограмму независимо от ее последовательности, места вманеже илигрунта под ногами, по первому требованию всадника.

Глава III
ОБРАТНЫЙ ПИРУЭТ НА ТРЕХ НОГАХ

При исполнении этого пируэта лошадь держит одну из передних ног вытянутой все время, пока зад обходит кругом ее перед. В этом упражнении соединяются два приема: обход зада вокруг переда и вытягивание вперед одной из передних ног. Хорошо уравновешенную лошадь обучить этому упражнению очень легко.

Поставив лошадь среди манежа, надо заставить ее начать делать обыкновенный обратный пируэт и после каждых трех шагов требовать от нее подъема и выноса вперед передней ноги. Наружным шенкелем надо все время поддерживать лошадь, то есть ему приходится разом и возбуждать и направлять круговое движение зада и заставлять лошадь поднимать и держать в воздухе переднюю ногу. Действие внутреннего шенкеля нужно для остановки движения. Поясню примером: я желаю обвести зад лошади кругом ее переда слева направо. Левым шенкелем возбуждаю и направляю круговое движение. Когда лошадь описала задом около одной четверти круга, я останавливаю ее правым шенкелем. В то же время левой шпорой (шенкель левой стороны все время нажимает бок) и легкой натяжкой правого трензельного повода заставляю лошадь вытянуть правую переднюю ногу. После более или менее частого повторения этих приемов лошадь скоро начнет делать задом несколько шагов по кругу, вытянув и не опуская правой передней ноги. Мало-помалу она на трех ногах будет описывать полный круг.

Во все время движения надо поддерживать лошадь правым шенкелем довольно чувствительно для того, чтобы не дать ей встать за повод, а, напротив, подавать ее на него. Шею и голову лошадь должна держать высоко и иметь глаз направо. Постановку направо головы определяет правый трензельный повод, и он же удерживает в вытянутом положении правую переднюю ногу. Те же приемы, но в обратном смысле, надо принимать при вращении зада справа налево, с вытянутой левой ногой.

Трудность исполнения этого пируэта заключается в том, чтобы вытянутая нога все время сохраняла это положение. Для этого необходимо настолько уравновесить лошадь на трех ногах, чтобы передняя нога, стоящая на земле, не сходя с места, могла служить стержнем для кругового движения задом.

Руки при исполнении обратного пируэта слева направо надо подавать влево. Натянутые влево поводья будут передавать тяжесть переда лошади на ее левое плечо. При исполнении того же пируэта справа налево стержнем служит правая передняя нога. Руки с поводьями надо подавать вправо, дабы, передав тяжесть переда на правую переднюю ногу, облегчить левой ноге возможность подняться и вытянуться вперед.

Комментарий специалиста

Необычный элемент, описанный в этой главе, встречался только в цирковых программах. Практического применения не имел ни в кавалерии, ни в высшей школе верховой езды классического уровня. В национальной французской езде его используют в показательных выступлениях вмузее лошади в Шантильи. Венская и испанская школы его не применяют.

 

http://www.horse-club.ru ГЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА Предыдущая http://www.horse-club.ru Следующая