http://www.horse-club.ru ГЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА Предыдущая http://www.horse-club.ru Следующая
http://www.horse-club.ru

Глава XV
RAMENER (СДАЧА ЗАТЫЛКАНАМЕСТЕ).
ПОВОД. ТАСТЕ EQUESTRE
СПОСОБНОСТЬ ЧУВСТВОВАТЬ ЛОШАДЬ)

Прежде чем идти далее, повторим достигнутые результаты: лошадь при прикосновении шенкелей смело подается вперед, при прямом (затылка) и боковых (ганашей) сгибаниях легко сдает челюсть, идет в поводу, нажатию в отдельности каждого шенкеля поддается; вращается задом вокруг плеч и плечами вокруг зада свободно и, наконец, свободно исполняет все виды перемены направления.

Все эти упражнения я вел параллельно в поводу и сидя на лошади, причем, сидя в седле, я утверждал лошадь в приемах, с которыми она познакомилась в упражнениях в поводу. Во всех этих упражнениях ставить лошадь в повод, гнуть затылок или ганаши удобнее на разбеге, так как тут пользуешься уже готовой поступательной инерцией массы и не приходится возбуждать и поддерживать посыл и в то же время работать на повод илигнуть. Постараюсь пояснить. На шагу нужно одновременно производить два воздействия: шенкелями вызывать посыл, а поводьями ставить лошадь в повод или гнуть ее, то есть в то же время и задерживать тот же посыл. Очевидно, поставить лошадь за повод при этом очень возможно. Когда лошадь разошлась рысью или галопом и когда, следовательно, развилась поступательная инерция, то, чтобывзять лошадьв повод или погнуть ее, то есть подействовать на затылок или ганаши, всаднику достаточно, не опуская шенкелей, легко взять на себя или повернуть пальцы. Стать за поводом лошади невозможно, а взять повод ейлегко.

Перехожу теперь к изложению сдачи затылка на месте, повода и сбора.

Первый и второй приемы применяются в обыкновенной езде, а сбор только при езде высшей школы, но так как сбор — это последнее слово двух предшествующих приемов, то я его включаю в это исследование.

Ramener (сдача затылка на месте) — слово заимствую у Боше — есть не что иное, как прямое сгибание. Прием этот подготавливает лошадь к поводу. Когда лошадь сдала затылок (ramener), перед она держит высоко, а голову по отвесу, жует и отдает удило под пальцами всадника. Но в таком положении лошадь еще не в поводу, не в равновесии. Легкости и поворотливости она еще не приобрела. Перед ее еще не связан с задом напоромпосыла. Достигнута только сдачаголовы и верхней части шеи, то есть сдача неполная. К поводу только намечен путь, и на этом пути сделан первый шаг. Я сказал, что слово «ramener» взял у Боше и привожу его только из уважения к его памяти. Он работал лошадей на месте, почему это имело у него характер самостоятельного подготовительного приема. Я, как известно, работаю прямое сгибание (то есть затылка) на ходу вперед прямо, не останавливаясь на этом «ramener».

Термина «ramener» мне больше употреблять не придется, так как он, выражая воздействие спереди назад, да еще на месте, находится в полном противоречии с основным началом моей методы. Я, пожалуй, смогу употребить слово «ramener», но только относительно лошади вялой, не идущей на повод и не подающейся вперед под шенкелями, лошади, которую гнули в холке по методе Боше. Лошадь, прошедшая через «ramener», не будет в равновесии и не пойдет в поводу.

Я признаю прием сгибания затылка правильным только тогда, когда воздействие повода следует за воздействием шенкелей, которые, посылая постоянно зад на перед, поддерживают посыл, а им и лошадьвповоду.

Шенкеля, совместно и во взаимодействии с поводьями, должны, как и поводья, принимать и сдавать.

Только при этом взаимодействии и возможна полнота и целостность движения, именно: если повод сдать, а шенкелями продолжать подавать вперед, то развитый задними конечностями посыл не будет встречен рукой и повод «не догонит лошади». Если, наоборот, натянуть повод, а шенкеля отпустить, то задние конечности не будут нагонять на него поступательной инерции массы, вследствие чего задние ноги будут отставать, и лошадь встанет затылком, а то и останется за поводом. Возвращаясь опять к правилу «принять и сдать», повторяю: правило это так же относится к шенкелям, как и к поводьям, и что и те и другие должны находиться постоянно в определенном соотношении, соответственно тому, чего с лошадью в данную минуту нужно достигнуть. Это взаимодействие шенкелей и поводьев и ведет лошадь к поводу и, наконец, ставит ее «в повод». Идти в поводу в руке — превосходный термин старой школы — значит поступательную силу, развиваемую задними конечностями, принимать на сдающий затылок и нужную для равновесия массы долю этой силы направлять обратно назад. Мы дошли до сущности езды. Задние конечности, подводясь под центр тяжести лошади, гонят ее перед вверх (зад под центр, то есть зад спущен, перед поднят), отчего ее масса и держится в равновесии. Поступательная инерция массы останавливается во рту лошади на грызле, то есть на оконечности колена рычага (отдача его идет, усиливаясь спереди назад). От этой точки рука всадника, приняв эту силу, ее долю, необходимую для поддержки равновесия массы, отдает назад на задние конечности. Конечности эти новым толчком опять шлют массу на перед, и так постоянно. Большая частьпосыла, конечно, идет на поступательное движение лошади.

В таком положении лошадь действительно в поводу, в руке, но мне этого мало. Мне нужно, чтобы лошадь была не только в руке, но и «на руке», то есть чтобы лошадь, идя со сданным затылком, время от времени прикасалась к грызлу и таким образом всегда находилась бы в общении с рукой всадника. Иная лошадь постоянно то сжимает, то разжимает челюсти (щелкает орехи). Многие думают, что такая лошадь идет в хорошем поводу. Такая лошадь щелкает челюстями при всяком поставе переда, даже и при высоком В этом случае лошадь может быть поворотлива, но в поводу все-таки не будет. Для повода нужно, чтобы лошадь жевала и сдавала совершенно железо, причем только она и будет чувствовать малейшее указание пальцев, а щелкун всегда хватается за железо. Для обыкновенной езды щелкун годится, но не для высшей школы, где требуется настоящий повод. Надо приняться с ней за сгибания, но сгибания очень тонкие, и продолжать до тех пор, пока она не бросит своей привычки. Прошу заметить: пока лошадь щелкает челюстью — челюсть в распоряжении лошади. Когда лошадь в поводу — ее челюсть в распоряжении ездока. Если лошадь лежит на поводу, то она не в поводу, а перед поводом. Когда лошадь начинала затягивать, Боше останавливал ее, гнул и шел дальше. Я же, напротив, не обращаю внимания на правильность приемов, энергичными шенкелями бросаю лошадь вперед и ставлю ее в повод посылом.

Идя по этому пути, лошадь наконец достигнет того, что не только будет идти на повод, но «подниматься на него». Под этим я подразумеваю то, что под воздействием шенкелей лошадь так далеко и смело подводит под центр тяжести задние конечности, что развитый ими в высшей степени посыл не только будет гнать, но устремлять массу лошади на грызло. В таком положении лошадь будет идти не только в поводу, но в высшем его проявлении, то есть в сборе. Когда лошадь идет в сборе, поводья должны быть натянуты настолько слабо, чтобы нисколько не задерживать посыла, но вместе с тем настолько чувствительно, чтобы соприкосновение руки всадника с железом не прекращалось, чтобы посыл мог беспрепятственно доходить до его руки и мог бы быть направлен ею по желанию. При таком поставе перед лошади очень поднят, идет она передними ногами очень высоко; термин «идти вверх на повод, подниматься на повод» совершенно подходит к данному случаю.

Теперь выражение «лошадьидет между ногами и руками всадника» должно стать понятным.

Ноги и руки, то есть шенкеля и поводья, пересылают одни другим остающийся от поступательного движения лошади излишек поступательной инерции массы, и этой непрерывной передачей поддерживают саму массу в равновесии. Лошадь, исполняя высшую езду, совершенно заключена между шенкелями и поводьями; лошадь полевая стоит впереди шенкелей и между поводом (такая лошадь при растяжных аллюрах должна слегка поддерживать себя поводом). Если лошадь не отвечает шенкелям, то она стоит и за шенкелями и за поводом, то есть ее зад перевешивает перед.

Не всякая лошадь может дать сбор, то есть высшую степень повода, но всякая лошадь может идолжна идти в хорошем равновесии, то есть в поводу, для какой бы службы она ни назначалась.

Лошадь для прогулки, полевая, охотничья, строевая, даже экипажная только тогда приобретает правильный постав, легкость, ловкость, поворотливость, когда она в руке (в соответствующем поводу). Характер равновесия лошади во всех упомянутых видах ее службы является равновесием горизонтальным. Скаковая лошадь уравновешивает себя на переду, лошадь высшей школы — на заду. Упомянутое равновесие составляет среднее между ними. Большинство думает, что повод нужен только для красоты. Действительно, лошадь, идущая в поводу, выигрывает в представительности, но красота при этом играет последнюю роль. Поводом лошадь держится в равновесии, отчего она может на всех аллюрах исполнять все движения, которые от нее потребуют, легко, без усилий, не утомляясь. Равновесие сохраняет лошадь в тяжелой работе, которую ей приходится нести, предохраняет от преждевременного разрушения, так как каждой части ее тела приходится работать столько, сколько нужно, и только за себя.

Если бы строевых лошадей при первоначальной выездке делали бы лошадьми достаточно развязными, более гибкими, если бы солдаты имели понятие о равновесии (сложного тела — лошади и всадника) и умели бы в случае надобности пользоваться им, то насколько выиграла бы кавалерия внаружном виде, прочности и основательности.

Кавалерист стал бы уверенным в лошади и в самом себе, стал бы живее, ловчее и поворотливее. Лошадь сделалась бы выносливее и дольше служила бы. Лошади стало бы легче, а вместе с нею стало былегче и бюджету.

Да не подумает кто-нибудь, что я проповедую, чтобы всегда и везде — на прогулке, на охоте, при атаке или в походных движениях — следовало вести лошадь в поводу. Напротив, я враг не только того, чтобы постоянно, но даже более или менее продолжительное время держать лошадь в этом положении. Я настаиваю только на том, что надо знать и уметь взять на повод лошадь на всяком аллюре, но брать ее следует только тогда, когда нужно, и на время, которое нужно. Умение взять лошадь на повод особенно необходимо в трудные минуты, например когда лошадь готовится к какому-нибудь отказу или из лени, усталости или по какой-либо другой причине начинает колебаться, становится нерешительной, распускается, расстраивается. Взяв в таком случаелошадь на повод, всадник приводит ее в равновесие, а равновесие всегда бывает кстати.

Всякая лошадь подходящего склада может и должна идти в поводу. Лошадь, склад которой более близок к совершенству, может дать и сбор.

Что такое сбор? Это высшая степень хорошего повода вполне выработанной лошади. Это полное ее равновесие во всех ее движениях. Поясница, бедра, скакательные суставы в высшей степени гибки и упруги и стремительно бросают массу лошади вперед. Плечи ее свободны, подвижны, ловки. Перед поднят. При малейшем указании пальцев руки челюсть сдает. Все части тела лошади на ходу работают совместно, ловко, гармонично, сливаясь в одно целое. Лошадь просит хода. Равновесие так точно, следовательно, так неустойчиво, что всадник чувствует, как достаточно малейшего проявления его воли, чтобы лошадь немедленно ее исполнила. И лошадь ивсадник в воздухе — сейчас ониулетят.

Но как достигнуть такого тонкого повода, чтобы получить такое идеальное равновесие? Надеюсь, я выяснил действие и значение повода. Выяснил, как поступательная сила идет от шенкелей всадника к его рукам; как руки, приняв эту силу, ее долю, нужную для поступательного движения лошади, передают на все части ее тела, а долю, нужную для поддержания равновесия массы, то есть остаток этой силы, отдаютназад.

Всю эту тонкую работу всадник выполняет, соответственно, тонкой и постоянной игрой пальцев, как при игре на фортепиано.

Но какую долю силы рука должнапропустить и какую задержать?

Как при каждом напоре поступательной силы и какую долю этой силы, точно необходимую для поддержки равновесия, через посредство помощников (шенкеля и повода) отдать назад и вместе с тем нисколько не задержать ее поступательного воздействия на массу?

В этом и заключается весь вопрос. Ответ на это дает способность «чувствовать лошадь» — другого выражения для переводане нахожу.

Если пальцы недостаточно решительны, то центр тяжести подастся вперед и лошадь «перейдет» повод. Если пальцы проявили лишнее воздействие, то центр тяжести подастся ближе к заду, бедра пригнутся и задние конечности отстанут. При каждом напоре двигательной силы возникают все новые и новые задачи, ни с предшествующими, ни с последующими не сходные. Разобраться в этом моментально и абсолютно точно должны пальцы руки. В этом вся суть искусства. У ездока, который «чувствует» лошадь, на которой он сидит, когда лошадь его в сборе, то есть в равновесии, устанавливается с нею такое единение, что как посыл лошади, так и воздействие на нее всадника передаются от одной к другому безостановочно. Посыл лошади и воздействие на нее ездока в их совокупности идут от одного к другой, как резиновый мяч: шпоры вызывают энергию движения, которая от зада лошади подвигается к каблукам всадника, оттуда все поднимаясь, и, проходя через ягодицы его к холке лошади, идет по гребню ее шеи к затылку; дойдя до затылка, эта энергия падает на грызло, то есть на руку всадника. Рука отсылает эту энергию по нижней части шеи лошади к источнику энергии, который ее принимает и задними конечностями посылает ее обратно по тому же пути. Выходит, что, пока лошадь в сборе, мяч ходит постоянно по кругу, но с той разницей, что ко рту лошади катится мяч, а ото рта лошади к задним конечностям возвращается мячик.

Каждый ездок, работая усердно, может достичь умения вести лошадь в хорошем поводу, даже, пожалуй, в постоянном сборе. Искусство же вести лошадь в сборе во все время репризы дано не многим. Если во время выездки лошадь не была ведена во всех движениях безукоризненно прямо, то есть по прямой от середины затылка до хвоста, то ставить и удерживать ее в сборе невозможно, так как она всегда будет отделываться от него. Когда лошадь сдает челюсть, плечи или бедра в стороны, то напряжение посыла, идя не по прямой, разлагается, следовательно, ослабляется; сбор же возможен только при полном развитии посыла. Способность чувствовать лошадь главным образом проявляется в том, что всадник тотчас отдает себе отчет, идет ли лошадь верно, прямо или ставит какую-нибудь часть тела в сторону, и тотчас же соответствующим воздействием шенкеля или повода ставит уклонившуюся в сторону часть тела прямо. Мгновенное ощущение уклонений лошади и мгновенное исправление их и составляет основу езды — способность чувствовать лошадь.

Пятьдесят лет я езжу и выезжаю лошадей, но достигнуть умения вести лошадь в сборе, в полном смысле этого слова, удалось мне только лет десять тому назад. Правда, я долго работал на ложном пути по ошибочным положениям Боше. Долгие годы я чувствовал, что полный сбор постоянно ускользает от меня: то центр тяжести уходил на перед, то подавался на зад. Стало мне удаваться, поставив лошадь в полный сбор, вести ее в нем столько времени, сколько нужно при полном напряжении посыла, только лишь тогда, когда я развил в себе до тонкости умение пользоваться помощниками (шенкелями и поводьями) и способность чувствовать лошадь.

Вести лошадь в сборе по прямому направлению еще недостаточно; надо, чтобы она сохраняла его при поворотах, движениях в сторону, словом, при всех видах перемены направления. При такого рода движениях сохранять и вести лошадь в равновесии, то есть в сборе, труднее потому, что один из шенкелей работает энергичнее другого. Посыл, принятый грызлом, распределяется по поводьям неравномерно, так как шенкель, энергичнее работающий, поддает усиленную долю посыла на противоположный повод, то есть правый шенкель на левый повод и обратно. Для примера возьмем поворот налево. Левая рука, приняв большую долю посыла, для удержания равновесия, то есть сбора, должна отдать к центру также большую его долю. Определить это руке тем более трудно, что в то же время ей приходится и направлять движение по изменяемому направлению и регулировать его. Это так трудно, что сам Боше признавался, что легкость (понимай — сбор) при переменах направления ему не удавалась. Вина тут была не в его умении ездить, но в ошибочной постановке переда при работе по его системе. Во все время езды лошадь то рвет вперед, то задерживает себя, подает то в ту, то в другую сторону бедра или плечи. Чтобы вести лошадь в равновесии, всадник должен схватывать каждое ее движение, чувствовать, какое и как она его готовится сделать, и мгновенно противопоставлять ей соответствующие воздействия перекрестных помощников (шенкеля и повода). Если у всадника хватает на это умения, то движения лошади подним будутуравновешены, то есть приближаться к идеалу.

Умение вести лошадь в сборе по прямой может быть названо венцом искусства верховой езды. Умение вести лошадь в сборе на поворотах, вбок, словом, на всяких движениях, как бы сложны они ни были, — надо назвать обладанием идеалом. Если ездоку удалось достигнуть такого совершенства, то и он и лошадь сливаются в одно целое. Ездок до такой степени «входит» в лошадь, что каждое ее движение мгновенно и непосредственно отражается в его мозгу, а каждое его воздействие на лошадь так строго соответствует данному ее движению и так точно выражено, что лошадь, инстинктивно ожидая его, поддается и мгновенно подчиняется ему. Сознание лошади подчиняется и сливается с сознанием человека. Сознание двух существ сливается в одно — в сознание человека. Движения лошади становятся отраженными и вызываются волей одного существа, волей ездока. Я не ошибаюсь, признавая такую гармонию человека илошади идеалом.

Как достигнуть способности чувствовать лошадь, то есть инстинктивной тонкости ощущения всадником каждого движения лошади во всей его полноте и вместе с тем во всех его оттенках?

Как, ощутив движения, направлять другие движения, которые должны вытекать из сделанного?

Книга этому не научит. Научитупорство в труде, опыт, а главное, любовь к делу.

Всадник всеми точками своего тела, соприкасающимися с лошадью, то есть шлюссом, должен с безукоризненной точностью чувствовать все, что делается в лошади, в тех ее частях, которые он не видит, то есть идут ли задние конечности под центр иди отстают, какие ноги и как высоко поднялись, в сборе ли идет лошадь, куда отнесла зад. Тем же шлюссом он должен чувствовать и вместе с тем видеть глазами, как работают плечи, шея, голова и особенно челюсти лошади. Движения лошади направляет перед, а всю лошадь направляет рука всадника, почему можно сказать, что рука всадника должна чувствовать мысль лошади. Приемы езды высшей школы очень сложны, почему должны быть очень точны, а чувствовать их очень трудно. Одно из движений лошади, наиболее трудных для того, чтобы их почувствовать, — это так называемый сорочий скок: чтобы лошади было легче, она ставит на землю обе задние ноги вместе; если она это делает плавно или у нее мягкие бабки, то оттенок этого движения очень трудно уловить, тем не менее давать ейвзять это в привычку нельзя.

Итак, если всадник развил в себе способность отдавать отчет в равновесии лошади, чувствует это равновесие, — он имеет возможность вполне и мгновенно распоряжаться лошадью.

Высказал все, что мог. Перед читателем открывается опыт.

Для наглядного уяснения того, что такое сбор, прошу обратить внимание на фотогравюры, которым я придаю большую ценность, так как они безусловно верно представляют действительность. Из них можно видеть, что лошади подо мной, как бы высоко они ни были подняты (а подняты они потому, что я веду в сильном посыле), всегда стоят в горизонтальном равновесии, то есть ни на переду, ни на заду.

Комментарий специалиста

Объяснение сбора, его образное описание лучше сравнить с упругой пружиной в руках всадника. Скаковые лошади представляют собой растянутую пружину, такое положение позволяет показать максимальную резвость.«Аналогичной пружиной становятся и спортивные лошади, выполняющие широкие просторные движения. Сокращенные аллюры требуют упругого равновесия. В этом случае движение получает направление вверх, что дает восприятие легкости, воздушности. Постоянная работа рукой и шенкелем поддерживает это состояние. Сам Джеймс Филлис утверждает, что это состояние не является для лошади естественным, и пользуется им только в определенных случаях, но значение этого состояния для сохранения целостности организмапри работе под всадником огромно.

В результате селекции группа конских пород получила ряд анатомических особенностей, позволяющих им иметь строение тела, максимально приближенное к сбору. Хорошим равновесием обладают лошади старинных пород и несущие их крови: липпицианская, луизитанская, испанская, четвертьмильные лошади, а также другие, широко применяемые в корриде и прочих национальных видах спорта. Английские чистокровные лошади и их производные, полученные благодаря селекции по результатам скаковых испытаний, редко имеют строение, приближенное к сбору. Как правило, породы, имеющие природное равновесие, выводились и использовались с минимальным применением работы поводом. Руки всадника были заняты другими предметами. Это могли быть пики, лассо и тому подобное. Управление лошадьюосуществлялось за счетсмещения центра тяжести вседле.

Природный сбор еще не является гарантией пригодности лошади к выездке. Наиболее высоких результатов добиваются на лошадях, имеющих оптимальные сочетания крови английской чистокровной лошади и пород, несущих в себе крови старинных рыцарских пород. К таким относятся тракененские, ганноверские, голштинские, вестфальские и многие другие европейские породы. Они вобрали в себя импульсивность и отдатливость в работе английской чистокровной лошади и природный сбор в сочетании с равновесием.

Глава XVI ПРИНИМАНИЯ (БОКОВЫЕ ДВИЖЕНИЯ) ИДВИЖЕНИЯ В ДВА СЛЕДА

Вести лошадь в сборе необходимо при высшей езде. Вести ее в поводу необходимо при всякой езде. Исследуя значение и применение повода, я по пути должен был исследовать и сбор как высшую степень тонкого повода. В предстоящем исследовании мне придется говорить о двух манежных приемах, из которых один применяется в обыкновенной езде, а другой при езде высшей школы, но оба они так тесно связаны, что отделить один от другого нельзя.

Первый — боковые движения, принимания — относится к обыкновенной манежной и полевой езде; второй — движения в два следа — исполняется только при езде высшей школы.

Поступательная сила при исполнении лошадью принимания (боковых) или в два следа движений откидывает корпус всадника в сторону, обратную направлению движения, и откидывает тем сильнее, чем быстрее идет принимание, так, что всадник иногда может быть выбит из седла. Очевидно, в данном случае всадник должен наклонять корпус в сторону движения, то есть упираться на ягодицу и стремя внутренней стороны. Таким положением корпуса всадник, сохраняя устойчивость посадки, вместе с тем уравновешивает поступательную силу движения лошади вбок и облегчает ее внутреннее плечо, которым она забирает пространство вперед. Умение вмеру держать корпус внутрь приобретается практикой.

Приступая к обучению лошади движениям в сторону, не следует, идя вдоль барьера, делать первый шаг вбок, от стены. Чтобы заставить лошадь сделать этот шаг, надо будет ее задержать, следовательно, задержать и посыл. Задержка эта, то есть посыла, очевидно, увеличит трудность привыкания лошади к новому для нее роду движения. Первые шаги вбок я заставляю лошадь делать во время перемены руки, при окончании этого движения. Положим, я иду налево, то есть барьер у меня справа. Подходя снова к барьеру, который в этом случае (при перемене руки) окажется у меня слева, я ставлю обе руки влево и нажимаю шенкеля, особенно правый. Левый трензельный повод будет тянуть влево, а правый трензельный, идущий через шею лошади, будет влево же направлять ее плечи. Приемы, как видно, те же, как и при вращении переда вокруг зада, но только направление движения идет не по кругу, а в сторону и вперед. Если лошадь не поддается правому шенкелю, то я прибегаю к правому трензельному поводу, который, усиливая действие шенкеля, заставит лошадь подать бедра влево. Когда лошадь сделала два-три шага вбок, глажу ее и отдаю поводья. Меняю руку слева направо и применяю те же приемы. Прибегаю к приему бокового воздействия, так как, отказывая шенкелю, лошадь доказывает этим, что она недостаточно подготовлена выездкой. Обыкновенно в том периоде выездки, до которого мы дошли, лошадь должна быть настолько выезжена, что применять к ней следовало быуже только приемыперекрестного воздействия, а не бокового.

Переводить лошадь из движения вперед на движение в сторону надо незаметно. Незаметный переход обуславливается тем, что в момент его начала всадник, увеличивая давление шенкелей, усиливает посыл, а рукам остается только принять его и направить движение куда следует. Энергичный посыл является первым условием для того, чтобы хорошо исполнить движение в два следа. Посыл дает наружный, при соответствующей поддержке внутреннего, шенкель. Внутренний шенкель не следует оставлять в бездействии, потому что в таком случае внутренняя нога лошади, вместо того чтобы подводиться под центр тяжести, будет забирать в сторону; лошадь небудет идти на повод, но будет оставаться за ним.

Упражнение это повторяю в продолжение довольно долгого времени и на каждой репризе, постепенно требую от лошади все большей и большей отчетливости исполнения. Вначале удовлетворившись двумя-тремя шагами вбок, затем требую пяти-шести шагов, но требую всегда только при перемене руки и в момент подхода к барьеру, но не по барьеру. Затем заставляю лошадь ступать в сторону от середины манежа и делать до двенадцати—пятнадцати шагов и наконец приступаю к приему «принимания через манеж и по барьеру». Исполняю я боковые движения по барьеру только тогда, когда лошадь совершенно в них утвердилась. Лошадь всегда тянет к стене, по которой ей нужно держать направление, не подчиняясь шенкелям и поводьям. Барьер как бы оказывает ей нравственную поддержку, она инстинктивно наваливается на него плечами или откидывает на него зад. Очевидно, что при этом очень трудно вести лошадь в верных ровных шенкелях. Иногда привычка лошади валиться плечами на барьер оказывается приемом упрямства; заметив это, следует отвести ее от барьера, тогда ей придется направлять плечи по указаниям вашей руки, а только рука всадника и должна направлять их. Если лошадь, идя плечом в манеж, осаживает и наваливает задом на барьер, то надо, не меняя ее положения, подать ее шенкелями вперед по тому же направлению и перейти в дубле. Этим приемом лучше всего можно оживить посыл и оторвать лошадь от барьера. Ни под каким видом нельзя допускать лошадь приобретать привычку тянуть к барьеру, причем, как объяснено выше, она привыкает не повиноваться шенкелям и поводьям, то есть таким факторам, в распоряжении которых она должна всецело находиться повсюду: в манеже, в поле, а особенно при высшей езде. Следовательно, работать лошадь нужно всегда на расстоянии одного -двух метров от барьера. Но раз лошадь стала налегать плечами на барьер, то как поставить ее верно? Как оторвать ее от барьера, как сделать дубле, как делать направо, налево назад, как повести в два следа?

Положим, лошадь идет направо. Большинство ездоков инстинктивно, но ошибочно, думая отдалить левое плечо, тянут правый трензель. Голова и шея при этом погнутся вправо, но левое плечо подастся, очевидно, еще более вперед, то есть ближе к барьеру. На самом деле надо приподнять и взять вправо, через шею лошади, левый трензель, поддерживая в то же время и правым трензельным поводом. Таким способом весьперед лошадибудет отведен вправо.

При боковых движениях главное заключается не в том, сколько шагов делает лошадь в сторону, а в том, как она их делает. Для того чтобы лошадь свободно передвигалась в сторону, надо, чтобы ее плечи шли впереди зада. Приступая к движению вбок, перед моментом, когда лошади нужно делать первый шаг, я ставлю ее на собранный манежный шаг. На этом шагу и передние и задние ноги лошади поднимаются и опускаются отчетливее. Лошадь становится поворотливее, отчего ее ноги не могут цеплять одна другую, что очень часто случается, если вести ее на боковых движениях обыкновенным шагом. Принимая слева направо для того, чтобы забирать пространство вправо, лошадь должна переставлять левую переднюю и левую заднюю ноги через такие же ноги правой стороны. На обыкновенном вялом шагу ноги непременно будут наступать одна на другую. На собранном манежном шагу обе ноги левой стороны переступают последовательно, в такт каждая, через соответствующую ногу правой стороны и становятся на землю в тот момент, когда соответствующая правая поднялась от земли; очевидно, что столкнуться они не могут.

До сих пор я употреблял только выражения «шаг», «шаги в сторону», но еще не говорил о ходе вдва следа.

При движениях в два следа лошадь должна держаться в высшей степени верно, то есть чтобы, подаваясь в сторону, перед и зад ее шли по двум параллельным линиям, причем перед должен идти впереди зада. Шея и голова должны быть правильно подняты и немного сдавать в сторону движения. Лошадь должна идти в поводу, в равновесии. Аллюр, которым идет лошадь, должен выдерживать такт. При работе в два следа лошадь старается употреблять разные уловки, чтобы отделаться отсбора. Остановлюсь на некоторых из них.

Лошадь не уступала направляющему (наружному) шенкелю и вдруг начинает ни с того ни с сего не только уступать ему, но даже убегать от него, то есть, принимая по барьеру, положим, слева направо, ложится (не уступает) на левый, направляющий шенкель. Она получает шпору и принуждена уступить, но зато начинает задерживаться и не идти на повод. Приходится нажать правый внутренний шенкель. Воспользоваться шпорой как быстрым указателем нельзя, чтобы не свернуть зада лошади влево. Лошадь, сообразив это, начинает валиться на правый, внутренний шенкель. Вести ее при таком условии в поводу в такт делается невозможным. Приходится применить правило: беспорядком в приемах всадника восстанавливать порядок в движениях лошади, и хотя, как сказано выше, и не следовало бы, но в данном случае необходимо сильно ударить внутренней шпорой. Если лошадь от одного удара не исправится, то давать ей эту шпору каждый раз, когда он станет ложиться на внутренний шенкель, и давать до тех пор, пока она от этого не отстанет. Это единственный способ бесспорно установить преобладание воли наездника над лошадью, доказав ей, что воли этой ей не побороть. Неумелые, робкие ездоки этого способа не одобряют.

Эти движения, будучи одними из самых трудных упражнений, требуют очень много времени для того, чтобы выучить им лошадь, и начинать их должно только тогда, когда она совершенно утвердилась во всех предшествующих упражнениях, усвоила вполне приемы бокового, прямого и перекрестного воздействий. Если начать эти движения несвоевременно, то можно вызвать лошадь наотказы и сопротивления.

Никогда не может выйти хорошей манежной лошади из такой, которую работали одними боковыми воздействиями, — и она сама и ее работа будут в разладе. Такая лошадь при исполнении боковых движений будет держать голову в сторону, обратную движению. Сбора потребоватьот лошади нечем, так как воздействия на другой бок лошадь не понимает.

Всегда следует вести лошадь в шенкелях и в поводу, причем оттенять действие одного и другого противоположных помощников.

При дальнейшей выездке будет необходимо применять приемы перекрестного воздействия шенкелей и поводьев; а так как при обучении лошади движению в два следа к ним постоянно приходится прибегать, то работа эта имеет громадное значение для будущего. Ввиду этого я так долго и останавливаюсь на ее исследовании.

Движения в два следа исполняются не только на собранном шагу, но и на рыси, даже и на резвой. Очевидно, чем живее аллюр, тем труднее своевременно применять воздействие шенкелей и поводьев. Вести лошадь нужно очень верно, так как каждый раз, когда всаднику приходится исправлять положение ее зада и ставить его на место, а в то же время и вести лошадь в сборе, он задерживает посыл, а посыл должен быть все время очень энергичен. Каждая лошадь, усвоив движение в два следа, обычно злоупотребляет им. Идя полувольтом или на перемене руки в два следа, она всегда старается бочить; этой уловкой лошадь, ставя вбок задние конечности, вместо того чтобы подводить их под центр тяжести, отделывается от сбора. Выход и в этом случае опять в шенкелях. Когда лошадь совершенно выезжена и на всех манежных мотивах ей приходится идти в сборе, она перестает увертываться. Перед и зад лошади нужно вести твердо и верно, каждый по своему следу, для чего действие шенкелей, посылающих вперед, надо так тонко согласовать с действиями поводьев, направляющих в сторону, чтобы ничего не отнимать у посыла. Тонкость в этом согласовании вполне возможна и вытекает из самой сущности каждого из этих помощников: энергия — шенкель, направление — легкая рука.

При движении в два следа очень трудно, во-первых, согласовать совместное воздействие энергии шенкелей с тонкостью поводьев, во-вторых, вести лошадь так верно, чтобы ось поступательного движения шла между ее ушей. Кроме того, на этих движениях всаднику трудно и сидеть на лошади, и тем труднее, чем живее аллюр, то есть чем сильнее относит его в обратную направлению движениясторону. Внимание его должно быть постоянно возбуждено.

Пробный камень умелого посыла, с одной стороны, и чуткость послушания лошади шенкелям и поводьям, с другой, заключаются в том, чтобы, исполняя боковые движения рысью, прибавлять рыси и не дать лошади сбиться в галоп.

Моя работа в два следа совсем не похожа на сонную работу того же названия, которую приходится вообще видеть. Я требую от лошади энергичной смелой работы, и лошади мои так ее и исполняют. Смею думать, что все дело тут в моих шенкелях. При сонной работе лошадь только отчасти повинуется всаднику. При работе смелой и живой лошадь находится в постоянном повиновении у всадника. Она вся отдается ему, ничего не держит на уме про запас, а это самоеглавное.

На первой и второй фигурах рисунка 20 изображен чистокровный Жерминаль (от Флавио и Паскали) во время работы в два следа собранным шагом. На фигуре 1 он снят на ходу. На фигуре 2 он снят в момент, когда правая внутренняя нога забирает вперед. На первой фигуре посыл кажется меньше оттого, что снимок сделан справа, в момент упора направо, когда движение шловлево.

По этим снимкам можно составить понятие о том, каковы должны быть движения ног на ходу вдва следа.

Комментарий специалиста

В этой главе прекрасно рассказано, как работать лошадь на приниманиях и в два следа. И впервые автор упоминает о смещении центра тяжести человека методом подсаживания на одну из ягодиц. Но если подробно рассматривать положение тела всадника на вольтах, полувольтах, переменах направления, обращает на себя внимание положение поворота плеч и корпуса. Если всадник будет продолжать движение с положением тела точно таким же, как во время прямолинейного движения, он не только будет нелепо смотреться в седле, но и мешать правильному выполнению элемента. Поэтому необходимо при поворотах направо внутреннее, правое плечо смещать назад, а левое чуть выносить вперед, выполняя при этом описанные в предыдущих главах работы руками и шенкелем. В результате такого смещения корпуса идет и частичное смещение положения ноги всадника. Внутренняя нога, в данном случае правая, оказывается частично смещена к подпруге, а внешняя, левая, немного за нее. После того как вы освоите эти движения корпусом, можно свободно добиваться выполнения вольтов, перемен направления и даже восьмерок, не трогая повода илисовершенно бросивего.

Хотя автор этой книги не одобрил бы этого, он в своей работе всегда и во всех случаях говорит о необходимости сбора, но чувства лошади нельзя достигнуть, не понимая, каким образом тело ее реагирует на те или иные изменения вположении рук, ног и корпуса всадника.

Движения в два следа и все боковые движения на месте всегда сопровождаются изменением в положении корпуса всадника в седле. Он плавно перемещает вес своего тела с одной половины седла на другую, как быперетягивая за собой и корпуслошади. Именно с этим мывстречаемся в этой главе впервые, хотя аналогичные движения производятся и при осаживании как на первых этапах работы, так и позднее, только делаются они более мягко, и всадник уже не нуждается в акцентированном выполнении переноса веса своего тела с одной ягодицы на другую, когда элемент уже хорошо освоен. А на первых этапах освоения осаживания человек как бы освобождает для движения назад каждую конечность лошади по очереди.

Поняв и доведя до автоматизма работу корпуса на этих элементах, вы приблизите себя к пониманию лошади еще на один шаг.

Обратите внимание в этой главе на проблемы, возникающие при постоянной работе на стенке манежа. Современные всадники часто очень увлекаются применением работы по стене, особенно если манеж небольшой или количество работающих там всадников ограничивает использование его площади. Поэтому работу после первых этапов освоения полезно переносить на улицу, на любую не огороженную площадку или поляну с хорошим грунтом, чтобы не вырабатывать у лошади стереотипа в выполнении движения вдоль стенки манежа. В любом случае, очень полезно чередовать работу в манеже с работой на улице, если лошадь уже прошла стадию заездки и не пугается постороннего движения на улице. После расслабляющей прогулки на улице, в поле или в лесу на свободных движениях проводить несколько минут в работе с освоенными элементами в непривычных для лошади условиях, и только после этого возвращаться в конюшню, дав лошади хорошо отшагаться. Но ни в коем случае не следует пытаться в таких условиях пробовать новые элементы: слишком много отвлекающих факторов как для лошади, так и для всадника, а малейшая ошибка на самом начальном этапе помешает вам в дальнейшем. Работа лошади в лесу, в поле позволяет всаднику лучше понимать, чувствовать лошадь, расслабляет мускулатуру и хорошо восстанавливает нервную систему животного после интенсивной работы в манеже. Филлис использовал сезонные особенности, поэтому в зимнее время работал над элементами только в манеже, летом вывозил лошадей за город и закреплял работу, выполненную зимой. Лучше, если у вас есть возможность чередовать работу в манеже и на улице, последнюю хорошо проводить один -два раза в неделю. Это полезно и для здоровья лошади.

Часто, оказавшись в манеже, на опилках, в бетонных сооружениях современных комплексов, лошади годами не видят белого света; в результате возникают различные аллергии, авитаминозы и, как следствие, эмфизема легких. Во времена Филлиса деревообрабатывающая промышленность еще не использовала различных химических добавок, и столь тонкая фракция опилок, наверно, и не встречалась, лошади стояли в большинстве своем на соломе, недоступной для городских конюшен нашего времени. Бетонные стены, и полы, и потолки образуют конденсат в конюшнях, а вентиляционные системы чаще всего не предусмотрены вообще или не в состоянии справляться с повышенной влажностью. Поэтому, если у вас есть возможность работать лошадь наулице, неупускайте ее.

http://www.horse-club.ru ГЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА Предыдущая http://www.horse-club.ru Следующая